Статья

12 стульев от Генриха Гамбса

Кто сделал мебель, про которую писали все — от Пушкина и Гоголя до Ильфа и Петрова

— Ипполит, — повторила теща, — помните вы наш гостиный гарнитур?
— Какой? — спросил Ипполит Матвеевич с предупредительностью, возможной лишь к очень больным людям.
— Тот... Обитый английским ситцем в цветочек...
— Ах, это в моем доме?
— Да, в Старгороде...
— Помню, я-то отлично помню... Диван, двое кресел, дюжина стульев и круглый столик о шести ножках. Мебель была превосходная, гамбсовская... А почему вы вспомнили?

Илья Ильф и Евгений Петров. «12 стульев»

Герой романа

В 1927 году Ильф и Петров опубликовали роман о двух искателях сокровищ — сыне турецкоподданного Остапе Бендере и бывшем предводителе дворянства Ипполите Воробьянинове. Большинству его первых читателей не надо было объяснять, что такое гамбсовская мебель: она была символом старорежимного шика и качества, кто-то из них даже смог сохранить или приобрести по случаю пару стульев или этажерку «от Гамбса».

Гамбсовской или «гамбсовой» называли мебель, выпущенную в мастерской Генриха Гамбса, высококлассного петербургского краснодеревщика, чья продукция с начала XIX века была широко известна во всей Российской империи благодаря исключительной выразительности и высокому качеству исполнения.

В фонде дерева и мебели Исторического музея хранится прекрасная коллекция мебели из мастерской Генриха Гамбса, где по сюжету романа «12 стульев» был создан легендарный гарнитур из гостиной Воробьянинова.

not loaded

Кадр из фильма Леонида Гайдая «12 стульев». 1971 год. Киноконцерн «Мосфильм»

— Десять стульев из дворца! — сказал вдруг аукционист
— Почему из дворца? — тихо ахнул Ипполит Матвеевич. Остап рассердился:
— Да идите вы к черту! Слушайте и не рыпайтесь!
— Десять стульев из дворца. Ореховые. Эпохи Александра Второго. В полном порядке. Работы мебельной мастерской Гамбса.

Илья Ильф и Евгений Петров. «12 стульев»

С чего все началось

С конца XVIII века поставщиком мебели для императрицы Екатерины II был знаменитый мастер, немец по происхождению, Давид Рёнтген, до этого поставлявший мебель ко двору французского короля. Учеником Рёнтгена был Генрих Даниэль Гамбс, который в 1795 году открыл собственную мебельную мастерскую в Петербурге, а затем и сам стал поставщиком двора ее величества: в разное время его фирма изготавливала предметы меблировки для интерьеров Михайловского замка, Императорского Эрмитажа, Павловского дворца.

После смерти Генриха Гамбса дело унаследовали его сыновья, которые успешно развивали бизнес отца: на протяжении всего XIX века практически любую качественную и добротную мебель называли «гамбсовой».

— Так,— сказал Бендер.— Что-то мы, во всяком случае, нашли.
Ипполит Матвеевич достал из кармана ящичек и осовело посмотрел на него.
— Давайте, давайте! Чего глаза пялите!
Ящичек открыли. На дне лежала медная позеленевшая пластинка с надписью:
«Этим полукреслом мастер Гамбс начинает новую партию мебели. 1865 г. Санкт-Петербург».

Илья Ильф и Евгений Петров. «12 стульев»

Секреты популярности

Почему имя Гамбсов стало нарицательным для определения качественной мебели и эталоном для других производителей? Есть несколько приемов, благодаря которым Гамбсы оставили позади себя конкурентов.

Качество материала и декор

В мастерской Гамбсов использовали дорогие сорта древесины не только для внешней отделки, но и для внутренней. Способы украшения мебельных изделий были весьма изобретательными — художественная бронза, фарфор, стекло и даже лаковые миниатюры, которые до них использовали только для украшения табакерок. Все эти изысканные технические и художественные приемы придавали неповторимый облик предмету, который нёс на себе отпечаток индивидуальности и автора, и владельца. Обладание таким предметом приобщало владельцев к кругу избранных, и они не жалели денег, чтобы попасть в этот круг.

Н.В. Гоголь упоминает гамбсову мебель в романе «Мёртвые души», говоря о причинах нечестного наживания денег: «Ведь всякий из нас чем-нибудь попользуется: тот казенным лесом, тот экономическими суммами, тот крадёт у детей своих ради какой-нибудь приезжей актрисы, тот у крестьян ради мебелей Гамбса или кареты. Что ж делать, если завелось так много всяких заманок на свете?»

Эргономичность

Все предметы мебели производства Генриха Гамбса отличались удобством. То, над чем в XX столетии всерьёз стали задумываться конструкторы мебели, Гамбс постиг и реализовал на сто лет раньше с учётом доступных на тот момент средств, соединив комфорт с высокой эстетикой внешнего облика.

Знаменитые гамбсовы кресла неоднократно фигурировали в русской литературе XIX века. Например, в неоконченной повести А.С. Пушкина «Мы проводили вечер на даче» перед нами предстаёт «Сорохтин, дремавший в гамбсовых креслах»; в романе И.С. Тургенева «Отцы и дети» Павел Петрович Кирсанов «сидел далеко за полночь в своём кабинете, на широком гамбсовом кресле, перед камином, в котором слабо тлел каменный уголь». И в одном, и в другом произведении образ некоего гамбсова кресла присутствует как презентация домашнего уюта, покоя и стабильности.

Нарицательное название «гамбсова мебель» отражало высокий уровень репутации фирмы: бренд гарантировал покупателю обладание настоящим произведением искусства — модным, престижным, но при этом очень практичным.

Оригинальные технические решения

Бюро, созданные фирмой Генриха Гамбса, могли трансформироваться и содержали огромное количество полок и ящичков для хранения документов. Среди бумаг обязательно находилась пара наиболее ценных. Для них были предусмотрены ячейки, о существовании которых или о том, как они открываются, знали только хозяин бюро и производитель. В данном случае бюро превращалось в сейф и надёжно оберегало все ваши секреты.

Высокая стоимость гамбсовой мебели определила и сферу её распространения. В первой трети XIX века она бытовала в аристократической среде, украшая интерьеры особняков и дворцов. Но уже со второй трети столетия она встречается повсеместно. Так что можно считать вполне реальной ситуацию, описанную в романе «Двенадцать стульев», когда архивариус Старгорода Коробейников с легкостью подсунул отцу Федору вместо воробьянинского другой гампсовский гарнитур, принадлежавший когда-то генеральше Поповой.

Варфоломеич не стал долго размышлять, раскрыл алфавит — зеркало жизни на букву П, быстро нашел требуемый номер и взял с полки пачку ордеров генеральши Поповой... Дивясь своей сметке и умению изворачиваться, архивариус усмехнулся и отнес ордера покупателю.
— Все в одном месте? — воскликнул покупатель.
— Один к одному. Все там стоят. Гарнитур замечательный. Пальчики оближете. Впрочем, что вам объяснять! Вы сами знаете!

Илья Ильф и Евгений Петров. «12 стульев»

Стул из Эмиратов для Леонида Гайдая

not loaded

Кадр из фильма Леонида Гайдая «12 стульев». 1971 год. Киноконцерн «Мосфильм»

В экранизации романа «Двенадцать стульев» Леонида Гайдая на роль мебельного гарнитура Ипполита Воробьянинова был выбран стул гостиного образца изысканной рокальной формы. По времени происхождения он относится к обстановке середины XIX века.

Существует легенда, что Гайдай мечтал о настоящих гамбсовских стульях, но к тому времени — фильм снят в 1971 году — достать в СССР мебель работы Гамбса было почти нереально. В результате удалось найти лишь один такой стул, но хозяйка ни за что не хотела его продавать. Тогда его сфотографировали с разных ракурсов, чтобы сделать копии. В Союзе за эту работу никто не взялся — краснодеревшики признались, что не могут воссоздать вещь гамсовского уровня качества, и стулья для фильма пришлось заказывать в Арабских эмиратах.

Ипполит Матвеевич сдернул со стула ситец и рогожку. Глазам его открылись пружины, прекрасные английские пружины, и набивка, замечательная набивка, довоенного качества, какой теперь нигде не найдешь.

Илья Ильф и Евгений Петров. «12 стульев»

В Историческом музее есть похожий стул. Его мягкая спинка заключена в почти гладкую раму округлых очертаний, украшенную уплощёнными завитками. Чтобы с лёгкостью перемещать предмет, его ножки завершаются небольшими колёсиками.