Когда дети стали детьми? Краткая история понятия «детство». | Государственный...
polytech
polytech
Статья

Когда дети стали детьми?

Краткая история понятия «детство».

Сегодня в мире существует огромная мода на экологию, ЗОЖ, грусть, 1990-е. Этот ряд можно легко продолжить словом «дети». Не в смысле бэби-бума середины 1950-х, а в смысле пристального внимания и иногда фанатичного отношения к воспитанию. Существует огромное количество сайтов, блогов, книг, передач, каналов, на которых говорят о базовых понятиях возрастной психологии, передовых воспитательных приёмах и безопасных средствах для мытья бутылочек. Детство становится чуть ли не культом, период созревания только увеличивается, а попытка избежать взросления и, как следствие, старения порождает большое количество шуток.

Но так дела обстояли далеко не всегда.

До XVIII века исключительные особенности детского возраста ещё не получили значительного общественного осознания. Ребёнок в семье был лишен собственной воли и индивидуальности. Причины этого восходили к средневековым традициям, а именно, к психологической установке, выработанной на основе христианского миропонимания.

Постоянное ожидание Страшного суда заставляло человека постоянно анализировать свои поступки с точки зрения добра и зла. Такую сложную задачу мог решить только взрослый, осознающий своё место в мире. Поэтому культура Средневековья была сосредоточена исключительно на взрослых. Детство считалось состоянием «бессознательным», периодом, который нужно пройти как можно скорее. На преодоление состояния «детства» была ориентирована не только культура, различными способами включавшая ребенка в мир взрослых, но и семья, где центром отношений была любовь ребенка не к матери, а к Богу.

В эпоху Возрождения мировосприятие изменилось: если человек Средневековья ощущал себя «живущим во времени», то теперь он «носил время в себе», переживая не его конец, а его начало. Такое изменение привело к тому, что из искусства почти исчезла тема Страшного суда. Уже здесь, на земле, человек чувствовал себя приобщённым к вечности. Подобное «открытие мира и человека» повлияло и на то, что в поле зрения некоторых учёных-гуманистов попали проблемы развития личности, начинающегося в детские годы. Однако в то время европейское общество ещё не готово к восприятию идей, ломающих традиционные устои в семейном быту. На первое место вышло стремление использовать ребенка для демонстрации достатка или знатности родителей. В аристократической среде XVII-XVIII веков превалировал традиционный образ ребёнка: в мальчике видели придворного, в девочке – светскую даму. Такое восприятие нашло яркое отражение в портрете.

«

Корень всему злу и добру – воспитание

»

Воззрения эпохи Просвещения, делавшие акцент на формировании нового человека как основы преобразования окружающей действительности, послужили импульсом для появления исследований и изданий о воспитании. Увлечённость темой детства постепенно вышла за границы умозрительных концепций. Просветительский тезис о превосходстве воспитания над обучением – «Корень всему злу и добру – воспитание» – вошёл в уставы училищ, воспитательных домов, институтов и других государственных воспитательных заведений. Основным принципом их организации была идея Ж.Ж. Руссо о действенности нового воспитания только при условии изолированности детей от пагубного влияния общества. Функции семьи светское государство брало на себя впервые. Ранее при организации государственных образовательных учреждений во главу угла ставились задачу подготовки специалистов, воспитание же признавалось исключительно делом семьи и церкви.

Важным этапом на пути к современному пониманию детства стало признание отличия детского разума от разума взрослого и отделение ребёнка от мира взрослых. Это выразилось в появлении специальных изданий для детского чтения, отличных как от учебников, так и от сводов правил поведения, а также детских журналов.

С романтиков начинаются «детские дети».

Постепенно как своеобразная реакция на рационализм эпохи распространение получил романтизм. Главный интерес романтики проявляли к невоплощённому. Для них было важно едва родившееся или только стоящее на пороге рождения – некая первичная идея. «Романтизм установил культ ребенка и культ детства… С романтиков начинаются «детские дети», их ценят самих по себе, а не в качестве кандидатов в будущие взрослые… В детях максимум возможностей, которые рассеиваются и теряются позднее взрослыми».

Однако уже к середине XIX века в кругах, профессионально связанных с детьми, стала остро ощущаться потребность постижения логики развития детского миропонимания. Обращение к эмпирическим способам познания, то есть к наблюдению и опыту, в сфере, связанной с душевным миром человека, стало признаком все более глубокого проникновения в эту область новой философии – позитивизма. Новый рационализм, ставший следствием бурного развития прикладных наук, сделал эксперимент, сбор и анализ фактического материала основным методом познания. Достижения физиологии, детской психологии, педагогики и прикладной социологии нашли отражение в теоретических трудах и практической деятельности исследователей по всему миру. Фундаментом для обобщения всех практических опытов стала философия, но уже в «неклассических» формах.

«

Новая философия признает морально ценной лишь автономную личность: только тогда личность человека может иметь нравственное значение, когда она сама себя определяет к действию по своим собственным внутренним законам

»

В этот момент произошло освобождение от ранее популярных представлений, согласно которым четко поставленный педагогический процесс может изменить человечество, создав новую породу. Ребёнка стали воспринимать как индивида, обладающего уже при рождении массой задатков, которые и нужно развивать в первую очередь.

Постепенно обозначились и первые следствия признания детства самостоятельной культурной системой: «Если ребёнок не мыслил и не чувствовал как ребёнок… он не будет мыслить и чувствовать как взрослый».

В начале XX века педагогами был впервые поднят вопрос о правах ребёнка.

Следующим этапом стало обращение не к изучению или внешним атрибутам периода «детства», а к самим детям – к их творчеству, причём, как осознанному, так и бессознательному. Это «открытие» сыграло свою роль в становлении искусства XX века. Признание равенства между детским миром и цивилизацией взрослых дало толчок тому, что феномен детства был поставлен в центр культуры и рассматривался как один из источников духовного развития человечества. Эта идея, имеющая определённую историческую логику, в каком-то смысле лежит в основе нашего нынешнего отношения к детству и детям.